Целый день Мила переживала по поводу голосования, на почве этого перессорилась со всем коллективом. На выборе пар иммунитет предоставили Миле, а девочкам нельзя было выбирать того парня, с кем они жили эту неделю. Мила выбрала Жана, Катрин — Рамаза, Вита и Нита — Сережу, Яна — Пашу, Оля — Женю. В результате Нита покинула шоу. [...]


Описания сегодняшнего ночного выпуска не будет.  


Комментарии

Присоединяйтесь к обсуждению
  • elena: Автору спасибо.
  • Kristina: мерзкий , тупой , морально слабый парниша.
  • Kristina Judina: Демид , полный отстой . Не мужик в прямом смысле слова . Бьет девушек .Не мачо проекта , а чмо!Позор...
  • Фауст: Это пиздец…
  • Имя: антон не в ладу с собой
Подпишись на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.
12 Август 2012

Откровения двух бывших участников первого сезона Даниила Перушева aka Стал и Филиппа Нестерова

Рубрика: Новости, слухи.
Класс!

Многих зрителей интересует, а как же по настоящему живут ребята в Мексике, реальное ли там реалити, или же сценарий. И вот двое участников первого сезона делают срыв покров так сказать. От себя добавлю, было оочень интересно читать то что они написали, прочел на одном дыхании не отрываясь. Для всех умников которые будут кричать что это фейк, в конце этой новости есть ссылка на официальную страницу Филиппа. Итак, предупреждаю сразу, очень много букв, но оно того стоит!

Сначала откровение Стала:

Я очень хочу, чтобы вы прочитали, как было интересно НЕ на вилле. Начну я с того момента, как…

… используйте помазок! — говорю я и вижу, как операторы переводят камеры на Жанну и начинает движение кран. После этого немного трогательное прощание и «валим отсюда»!!!
И мы вышли из главного входа на виллу.

Нас выводила Танечка, чудесный человек, потому что она внимательнейше следила, чтобы мы не перемерли на этой вилле. Я чувствовал волнение — меня штырил запах воли.

-Ребята, — постойте тут немного, только тихо — сказала Таня у машин в гараже рядом с виллой.
-Прости, сказал я. — У тебя не будет сигаретки?

- Да, возьми, только стойте тихо…

Я взял сигарету и примял ее губами, слегка сжимая ее пальцами — это была очаровательная упругая сигаретка. Признаюсь, мне всегда было наплевать на табак, я не был заядлым курильщиком, но когда я оказался на вилле — я очень хотел курить постоянно. Иногда, я делал самокрутки из туалетной бумаги и утоптанных в ноль бычков — они пользовались в нашем вилла-коллективе известной популярностью, особенно вечерами. И тут я страстно, как будто это Камерон Диаз, а не местное курево, засасываю в ноль эту сигаретку и слышу, под дымок, легкий шум на вилле. Голоса, мат… Мне становится немного грустно, но я стряхиваю с себя это оцепенение и смотрю на Габи. У нее влажные глаза и, кажется, что она сдерживает слезы.
Вскоре, нас увозят. По дороге мы выкуриваем запас сигарет нашего провожатого. Видим ночь такой, какая она и должна быть, и двигаемся около 40 минут на машине, в тишине, пока нас не привозят к отелю.
Отель находится в 25 метрах от океана и у меня раздуваются ноздри, как только я понимаю, что МОГУ КУПАТЬСЯ, КОГДА ЗАХОЧУ, а не когда мне разрешат. Ветер теплый, светит луна, мы с Габи стоим у входа, сжимая по 700 песо (на три дня!) и смотрим друг на друга.

-Сталюнчик, — говорит она. — Ну как — то я привыкла к вилле…
- Я срал на этот гадюшник! — бурчу я злорадно. — Габи, мы должны взять свое!!! Мы в Мексике!! Тут пейотль, дух Кастанеды и марихуана по 10 баксов!!! Тут можно…- меня прерывает стук шагов.
Я оборачиваюсь и вижу… Настю. Я застываю с ключами наперевес. Мой номер открыт, в нем есть телек, кровать, холодильник, крохотная душевая и все что нужно, чтобы готовить еду, кроме самой еды. Я не могу сказать, что нереально соскучился по моим русским коллегам, но, тем не менее, я испытал легкий подъем настроения, хотя я и так был счастлив.
Настя, охрипшая и оттого разговаривавшая, как Эми Уайнхаус после ночи крэка и спокойная Дина начали обниматься с Габи и наперебой спрашивать друг друга о том, как кто кого выгнал, и кто как остался. В эту секунду я чуть было не вновь попал на виллу, но вовремя сообразил, что мне нужно распаковать вещи и отвлекся от этой темы.
- Зачем ты развешиваешь свои рубашки на вешалки? — спросила меня Настя. * — Осторожнее, мы не на проекте, — ответил я — серьезным голосом. — Тут я уже могу ответить тебе ПРАВДУ — зачем я развешиваю свои рубашки (отвернувшись, я улыбнулся).
Это было забавно, чувствовать себя без микрофона.
Но мне быстро наскучили разговоры «за виллу», и реально я думал, что эта бодяга закончилась. Знаете, я ведь раньше, когда был сопляком, помногу смотрел то, олдскульное МТВ и там не было никаких вилл и лишь Бивис, Баттхед, Butthole Surfers, Red Hot Chilly Peppers, Smashing Pumpkins, Biohazard и никаких русских ребяток!
И я аккуратно вышел и спустился вниз. Пахло океаном, мимо проехал мальчишка на BMX, который спросил меня тихо «кока? кока?», но я лишь рассмеялся. И без коки океан вставлял как надо, о да сэр!!! Звук волн напоминал бас на мощнейшем опенэйре и еще бы, побережье тянулось тут влево и вправо на километры, а в 20 метрах от берега волны были 5 метровыми! То есть это была стихия, которая могла за секунду превратить все здесь в залив. Я решил спуститься к океану. Там была бетонная лесенка, на которой кто-то сидел… вдвоем! Это были Демид и Снежанна! Я замер, но они заметили меня каким-то русским чутьем и интуицией, которая присуща нашим на отдыхе.
Я помахал им рукой и, поначалу, реакции не было, что я не мог никак интерпретировать. Я был одним из тех, кто вышиб их с уютной «вилки». Но через несколько секунд «вооруженного» молчания Демид поднял руку с гипсом. Она была белоснежной на фоне чернючего океана. Это был мирный знак и я приблизился.
Мы очень коротко пообщались, всё всем и так было ясно, а то, что было неясно, исправить не было никакой уж возможности — но важные моменты я уяснил. Мы были в крохотном городке, рядом с Манзанилло, здесь был рай легкого пива и наркотиков, здесь был свой квартал красных фонарей, все ездили на джипах «фордах» или полугрузовиках «фордах», носили усы, татуировки, ели острейшие начос и пили текилку! Я попрощался с ребятками и поднялся наверх, где хотел предложить Габи поискать приключений или хотя бы начос.
Но Габи словно читала мои мысли!
- А где здесь можно купить пиво? — спросила она у Насти и та начала объяснять нам, где магазин. Единственный магазин был в 20 минутах ходьбы по шоссе, которое соединяло наш крохотный район с отелями — с местной мексиканской площадью, на которой, чуть ли не рядом с баптистской церковью, с неоновым крестом, должен был находиться круглосуточный!
Забив на все, в том числе и на визитку отеля, на адрес, на ночь, на то, что мы совершенно не знаем, где мы находимся, взяв лишь деньги — мы — я и моя подруга Габи, одетая в коротчайшие шортики и какую-то откровенную маечку отправились в мексиканскую ночь. Когда мы вышли на улицу, где была всего парочка светящихся окон, но играла громко мексиканская музыка и стояли припаркованные десяток колхоз фордов, хромированных и фаршированных по самые дворники — я подумал, что жизнь отличная штука!!! Я почти пел!
Проходя мимо ворот, за которыми бухали местные ребятки с местными чикос, под латинос, под кокос и текиллу, я немного напрягся, потому что было очевидно, как я выглядел или, вернее, как мы с Габи выглядели. Гринго с подружкой в черном ночном квартале, где нужно смотреть под ноги, чтобы не наступить на скорпиона — я был, как в старые добрые 90ые, на селе, одетый «по-московски». Нас могли раскатать тут как пару дорог. Как может быть даже одну. И нас бы просто не нашли, ибо тут вокруг было до фига самых настоящих крокодилов, а они работают со вкусом. Светила Луна, мы шли, вцепившись друг в друга, и Габи только раз процедила: — Стал! Нас здесь могут грохнуть!
Это продолжалось пару минут, а потом я оценил наши шансы и ухмыльнулся. Габи, если уж на то пошло была самой опасной девушкой на этом проекте. Ни Диана, ни Настя, ни кто-то другой не обладал такой потрясающей яростью, которая могла вмиг сделать ее Милой Йовович из Resident Evil, хотя секунду назад она была милой и улыбчивой девчонкой. У нее отключались все эмоции, кроме ярости и я думаю это и есть та итальянская кровь, которая сыскала славу итальянской мафии. Когда Габи подралась с кактусом я сначала смеялся, а потом долго думал. Это ведь показатель именно работы с противником. Именно такие бойцы ценятся в фанатских мобах, которые раньше ездили биться другом с другом за футбол. Помню такого человека, которого звали Крокодил. Он ходил за «Локо» и слыл вообще безбашенным бойцом, который мог начать убивать дом или толпу мусоров. Он чувствовал сопротивление и дальше его не волновало. Он входил в раж, и остановить его можно было только, кажется, монтажной пеной! Габи была чем-то схожа с ним или, вернее, с его инстинктом убийцы. Что, несомненно, было на руку в этом районе и поздней ночью. У меня никогда не было навыков рукопашного боя, я никогда не умел драться. Единственное, что я умел это работать с ножом, и, наверное, это покажется лишним в описании милого мальчика с «каникул», но я работал на рубке туш, где заведовал всем бывший военный хирург, который быстро обучил нас, куда нужно бить гвоздем, чтобы соперник перестал дышать. Печально, но в те годы мы тренировались на мертвых коровьих тушах, которые потом шли на рынок и в тушенку.
Гвоздь, осколок стекла, что-нибудь… думал я, вышагивая рядом с Габи. И тут под ногой что-то звякнуло, и я наклонился, чтобы поднять этот предмет. Это был осколок пряжки с одним острым концом. А на самой пряжке имелось изображение буйвола. Конечно, это был не нож и не гвоздь. Но это был отличный зазубренный кусок стали, который придал мне уверенности.
Пахло океаном, в кустах шуршали крокодилы, под ногами бегали скорпионы, вокруг порхала и суетилась мелкая кусатая дичь, ну а если вы думаете, что все это для красного словца, то … окей, это было почти так. Но все это было и у мексиканцев в моду вошли короткие обрезы с ликом Мадонны на ложе.
Незаметно мы вышли на шоссе, и шли уже согласно теории о том, что «магазин будет слева». Через 20 минут ходьбы мы и впрямь вышли к нему. Пива в нем не продавалось после 8ми, что ли вечера, но мы купили вкусных булочек и чего-то еще и решили идти обратно. Выкурив церемониальную сигарету, возле полицейского участка, который отчего — то был закрыт, в нем звонил телефон, говорил факс, но всем было пофиг — мы решили идти обратно. Уже тогда я чуял, что полиция ночью тут спит, а уж обнаружив, что центральный полицейский пост, стоящий на главной площади в окружении трех — двух этажных домиков и неоновой церкви, делит своё помещение с магазином амулетов и парикмахерской и вовсе засмеялся. Теоретически, мы могли взять заложника на этой площади и, выкуривая джоинты размером с квартал, требовать «боинг». После чего, нашумевшись, отправиться спать и никто бы не обиделся! Но … наши планы были иными. Просто вернуться домой и проснуться на свободе! Что может быть лучше?
Не тут — то было. Ваш покорный слуга, который до сих пор считал себя не самым скверным следопытом и походником, вдруг решил, что улицы и география мелких городков в Мексике напоминает географию Нью-Йорка. Прямые углы перекрестков, а также параллельные улицы. Как бы ни так. Начнем с того, что неспроста вся нечисть прет в Мексику, потому что тут у них есть шанс избежать кары закона. Здесь может жить семейная пара убийц под видом четы из Миссури или парни из Бруклина с мокрыми стволами. И все под благостным климатом, убойными местными «бошками» и черепами койотов в пустыне. Короче, пока я размышлял об этой благоприятнейшей для разврата местностью, мы заблудились.
Ни адреса. Ни сотовых телефонов (их обещали привезти с утра), ни даже представления о названии нашего отеля, ни фонарика — мы в местной провинции, где тачку можно спутать с крокодилом и натурально можно стать съеденным заживо! Интуиция подсказывала мне направление, но совершенно невозможно удерживать все повороты, особенно, когда ты идешь и вдруг бац, ты видишь болотце. В России — снял ботинки и вплавь, а здесь вплавь дойдут лишь уши до берега. Нужно обходить. Обходишь — там стая собак. Диких. Обходишь стаю, у Габи болит нога. Скорость движения падает. По — мексикански слово «опасный» это «пелигроссо». Пелигроссо, кажется, здесь всё, от этого адреналин превращает тебя в супермена и ты можешь и хочешь изучить все здесь, пока не взошло солнце! Движение в ночи продолжается, на нашем пути появляются новые препятствия, но Габи терпит. А я понимаю, что мы уже полтора часа идем не пойми куда. Да и сложно ориентироваться, когда отвлекаешься. А отвлекаешься здесь на все.
Обходишь какой-то особняк. За ним, почти вся в кювете, с открытой дверью стоит тачка. Это пикап. Изнутри орет латинос музыка, в ней никого нет, на стене висит ружье. Светят фары. Как это понимать? Не обращать внимания! Окей, идем дальше. Ночь темна, шуршат мыши — вампиры, которые слетаются на свет даже зажигалки. Пахнет так, как в Дели, в августе — иначе не скажешь — запахи перцев смешиваются с запахом вареного мяса и стоячей воды. Запах растущей дикой ганджи перебивает запах пряных трав и цветущих кактусов.

Мы все идем и идем, ориентируясь на моё понимание отеля. Наконец, я замечаю то, что искал — столб с указателем и надписью «tequilla». Мы почти дома, только обошли его непонятно как с другой стороны, совершив круг километров в 5-7. Силы еще есть. Я и Габи мы выходим на пляж, Снежанны с Демидом тут уже нет — ступеньки пусты — и это неудивительно — нас не было пару часов! Рубит океан и я понимаю, что не могу не искупаться. Бросаюсь в черные волны, некоторые из них в бликах от отеля кажутся десятиметровыми, но вблизи всего-навсего (!!!) 4-5 ти. Они хватают меня и швыряют в подводный песок, на дно, утаскивают в залив, возвращают, и я счастлив, а где — то на берегу Габи улыбается, слушая рев океана. Мы похожи на детей, а я так и подавно. Выхожу на пляж, измотанный борьбой и счастливый, курю сигарету и надеваю наушники Technics rp dj 1211! Это прекрасные уши, а не тупо реклама! Они созданы для работы ди-джеев, поэтому отлично звукоизолируют. Я включаю трек и это отчего-то челябинская «Триагрутрика». И я — человек, который недолюбливает русский рэп, с наслаждением слушаю песню про маршрутку и про «один на остановке». Сидя на коряге, на берегу, мексиканской ночью, ставлю ноги на песок, и волны подкатывают ко мне, и лижут пятки, и мурашки неебического удовольствия ползут по моей спине к затылку. Я счастлив. Я наконец-то на свободе!!!
***
Наутро я проснулся от того, что кто-то из «Мастифа» просунул страшную, нечесаную голову в дверь моего номера в 10 утра и злорадно сказал: «подъем, ёпта».
-Оу, — сказал я. — Ты привез сигареты милый?
-Я привез все, что было. — сказал он. — На! — и швырнул мне пару пакетов. Кажется, он находил удовольствие в несколько нагибательном общении с нами — собственностью МТВ.
Я не винил его, в конце концов, он, кажется, раз дал мне на проекте сигарету — это было уже подарком. Для многих останется это тайной, но раз уж есть возможность сказать об этом, то я скажу — в первые месяцы, в отеле для съемочной группы висело объявление. Что-то вроде: «любые контакты с участниками реалити, наказываются штрафом в сумме месячной з\п». Само собой, герои, которые жертвовали своей месячной заработной платой во имя «привет, чувак» или «держи сигарету» редко афишировали свои контакты с ребятами. Тем не менее, я смог бы выделить нескольких человек, ибо они остались людьми несмотря ни на какие контракты. Парни и девушки, во имя вас — я не разглашу ни одного имени. И спасибо за ваши сигареты, советы и взгляды. Что касается нагибания собственности МТВ, то поработав на других съемках оператором какое-то время, я понял, что когда имеешь дело с людской толпой подолгу — сложно побороть в себе чувство, что толпа ведет себя, как овечки. Так в цеху проще сказать: — «Кинь мне ту херовину», вместо «Дай, пожалуйста, щечки балансира на 11 миллиметров, уважаемый».
Разбудивший меня товарищ, посмотрел на меня, качнул небритиной и сказал:
- Завтра в 10 утра с вещами у входа в отель.
-Мы женимся? — спросил я.
-Нет. Вы улетаете домой! — сказал он с усмешкой демона и захлопнул дверь.
Я мгновенно проснулся. 24 часа на оттяг в Мексике. Спать сейчас мог бы только конченый матрасник.
Так или иначе, в контракте было сказано так много всего, что дочитать его можно было, только если тебе заплатили. Любые отклонения от него , карались какими -то взысканиями вплоть до штрафа в 10 000 000 рублей. Я не знал, что я могу нарушить, но нарушить хотелось все пункты. Хулиганство я решил начать после завтрака.
Я спустился в холл отеля, замерев на балконе. Японская чета фотографировала друг друга в шезлонге у бассейна, солнце горело в небе, и в оставленной кем-то бутылке из-под пива я увидел отражение узорчатых стен. Я никогда не видел такого отражения, после 3 ех недель взаперти мне все было в диковинку. Как будто я очнулся от комы, как будто мой разум пробудился от спячки, как будто мои руки стали двигаться свободнее и выше.
Я стал блондинкой — в переносном смысле слова я стал блондинкой из анекдотов, потому что втыкал и вытыкал розетку у телевизора, заставляя его включаться и выключаться. Я ходил голым по номеру. Я мылся в душе так, как действительно хотел этого, с матом и дурными песнями. С помощью своего помазка я сделал себе парик из пены и такие же баки и вышел на общий балкон, где столкнулся с какими -то немцами, но они лишь улыбнулись. Я выкурил натощак 5 сигарет, позеленел, и даже подумывал стругануть, но все — равно это было кайфово.
Я включил музыку, потому что у меня был провод для коммутации телевизора с плеером и слушал Phonehaeds c дюсельдорфским оркестром, знаковый для меня альбом и ловил себя на мысли, что по мне все время бегают мурашки. Такое последний раз было на втором курсе института, когда я купил себе хорошие наушники. Со временем я, конечно, потолстел на саунд, и мурашки бегали очень редко, но перерыв в три недели поправил меня. Даже дурацкие колонки, встроенные в ламповый телевизор, давали мне предостаточно звука. Из окна открывался вид на залив и океан и я включил вентилятор под потолком , чтобы разогнать всю «хурму» по углам. А потом я вышел в холл. У меня был один день. Время пошло.
А что потом? А потом, должен был начаться 11 часовой перелет и российская грязь они уже ждали меня с распростертыми объятиями. Несколько раз я поймал себя на мысли, что мог бы успеть разрулить перевод денег, но все указывало на то, что быстро этого сделать было нельзя. Я мог свой последний день в Мексике потратить на беготню по банкам и звонки в Россию. Виза была годной еще достаточно для того чтобы проездить Мексику туда сюда автостопом, но на тот момент у меня в кармане было 50 баксов и около 500 песо. Этого хватило бы на 4-5 дней. Но у меня был один день и я понял , что нужно просадить все. На тот момент мысль о том, что с нас могут попросить наши «командировочные» обратно — казалась абсурдной. Перед входом в отель, накануне, нам с Габи вручили по 500 песо и строго-настрого наказали экономить. Габи сказала, что она лично экономить не собирается, ибо у нее есть некоторая собственная наличность. Я экономить тем более не собирался, потому что у меня был один день. Дальше меня уже не интересовало.
Я постучался к Габи — ведь ее комната находилась на моем этаже, совсем рядом. Тем более, я чувствовал, что нам просто необходимо держаться вместе.
-Подруга! Тебе сказали тоже самое, что и мне? Мы улетаем завтра?
-Да, Стал!!! И они не вернули мне паспорт, я не могу найти 500 евро… мне кажется меня обокрали!!!!
Денек начался сразу же с лютых прихватов. Мы постарались добыть телефон наших кураторов на мексиканской земле и решительно звонили, но «абонент был не абонент». Моя вера в «билайн» закончилась, когда я включил свой телефон. На экране, кроме часов не было ничего — никакой сети. Ноль!
Но у нас все еще было время и мы надеялись все разрулить чуть позже. Предварительно мы выпили пивка с загорающими на пляже Настей и Диной и разузнали, где можно было перекусить в этот «не сезон» для тихоокеанского побережья. Оказалось, что нам нужно протопать минут 15 вдоль океана, и там, где-то во тьме отелей, был ресторанчик в стиле «губка Боб».
Поэтому вооружившись кучей легчайшего пива, о котором можно написать отдельную историю, мы тронулись по раскаленному песку в сторону завтрака. Океан, куда хватало глаз, тянулся серферским раем, с хорошей волной и «зелеными комнатами». Кто не знает — green room это такой момент в сёрфинге, когда ты летишь завернутый в волну, как сосиска в хот доге. Внутри волны. Но местные предпочитали слайдить на коротких досках по мокрому песку, практически на сухую. Видимо, это было круче, но я с улыбкой смотрел на этот water skating!
Мимо нас проезжали квадроциклы с галдящими детишками и татуированными дядями с улыбками и все на фирменных очках Oakley! Я уже безудержно улыбался, а уж когда увидел, что нам принесли на завтрак, то подумал «какого черта?!» и просто залился легким пивом. Все, что нам принесли, было атомно — острым. Табаско был слабеньким на фоне остальных соусов. Пиво казалось сладким и пушистым.
Никому не интересно, как мы перекусывали, поэтому пропустим эту часть и вернемся к моменту, как я, слегка покачиваясь, и вместе с Габи вернулся на пляж возле отеля, где аккуратно поджаривались наши девчонки. Вооружившись бутылочкой легкого, я решил не мешать девушкам обсуждать наболевшее, поэтому отпочковался от них и вернулся к отелю. Мне привезли легкие сигареты, которых я притащил из Москвы целую кучу. Я всегда покуривал тонкие и легкие сигареты, но тут, после тех трех недель с долблением бычков мой организм требовал другого табака. Местного! Но как вырубить местный самосад? Задача оказалась пустяковой! Мальчишка в кедах dc, с бмиксом наперевес, после обмена парочкой реплик сказал, что все сейчас будет. Он любил слушать Cypress Hill и Control Machete. Мы легко сдружились. Через 15 минут он притащил здоровенный пакет и бумажки для самокруток. Я улыбнулся, как Озирис. В этот момент Мексика становилась уже гостеприимной.
-Drugs? — спросил меня парнишка.
-No,no, later may be…. What about do some spliff with tobacco? — спросил его я в свою очередь.
Он улыбнулся, как юный Джейк Джилленхол, смуглота легко скрывала красные уши.
-Well…. I m on my job now… a piece of it may be…
Я оставил ему немного и тут же взял еще пивка. Мы уселись, как заправские пляжные ребята на песок, в 10 метрах от воды и я открыл бутылку с пивом. А заодно открыл всем по бутылочке. Настя, Дина и Габи, похоже, неплохо относились к холодному пивку на пляже. Неподалеку от нас Снежанна и Демид любовались океаном, и все это напоминало идиллию с пивным топливом.
Закрутив пару самокруток, я прикурил одну и … время остановилось. Солнце пекло, океан шумел, наушники с плеером лежали в кастрюльке, которую я принес для усиления звука и напевали … Я докурил свою. И встал. Местный табак был ядерным, друзья. Никакого сравнения с московским. Я посмотрел вниз. Там, на песке, загорала спиной кверху Габи, она была не в состоянии что-либо делать и, кажется, дремала. В ее руке дымилась недокуренная самокрутка. Я расстегнул ремень и шорты упали мне под ноги. С трудом наклонившись, я выдернул из пальчиков Габи курево и пошел к океану. У воды, метрах в 10 от меня, стояли Демид и Снежанна.
Демиду нельзя было мочить руку, поэтому он кайфовал стоя в воде по щиколотку. Я протянул ему издалека дымящуюся самокрутку, но он покрутил головой. Я совсем забыл, что он не курил…
Тогда я затянулся и пошел в океан. Крупные волны по непонятной для меня физике до берега долетали просто пеной и водой едва ли по колено. Но метрах в 20 от берега был просто водяной коловрат! Там были большие волны и они были выше меня в несколько раз. Я шел и курил. Вода доходила мне, то до груди, то, отхлынув, была не выше пупка. Я затянулся еще раз и убыстрил шаг. Моей целью была огромная волна, которая шла к берегу. До нее было уже недалеко и она начала свой рост вверх, набирая скорость. Она росла и росла и затмевала собой уже полнеба. Когда до нее оставалось метров 5, я повернулся к ней спиной, вставил в зубы курево, расставил руки крестом, зажмурился и затянулся.
То, что произошло потом, было похоже на взрыв глубоководной бомбы. Меня швырнуло куда -то в глубину, вырвав самокрутку, треснув по швам мои трусы и сорвав их до колена, набив песком и их и меня, сложив мое тело узлом, а потом распластав меня уже на мелководье. Под водой меня протащило метров на пятнадцать. Я встал ободранный, с трусами на коленях, покачивающийся, оглохший и счастливый. Я выплюнул воду изо рта, а следом выпустил струйку дыма. Это был, друзья мои, океанский напас! И после этого я уже не мог остановиться. Я бодался с волнами еще минут 30, потом пытался затащить туда Габи, но она уверяла меня, что нас может утянуть в открытый океан. Я был видимо ужасно настойчив, поскольку Габи все -таки согласилась слегка промочить ножки. Она окунулась, после чего отправилась загорать на берег дальше, а я не мог остановиться, даже когда очередная волна треснула меня под водой моей собственной коленкой по челюсти. Это было неостановимо.
Потом продолжилась пивная попойка, но солнце было все еще высоко… время шагнуло к 6 вечера и, так как я честно относил все пустые бутылки на стойку в отеле, где и покупал их, то вскоре смог осознать размеры пивного запоя. Наших пустых пивных бутылок стояло более ящика. Но нужно отдать должное — пивас в Мексике реально легкий и можно ездить с ним за рулём! То есть алкоголизм там легален даже для водителей. Я уже писал об этом, но повторюсь — и это многое объясняет в плане менталитета страны.
Стало темнее и Габи, назагоравшись, решила идти в отель. Я не мог не составить ей компанию. Мы вышли с пляжа и тут я почувствовал кожей, что-то особенное. Интуиция развивается у людей с годами, а у кого-то и вообще не развивается. Моя развивается, но медленно, да ну и черт бы с моей интуицией. Нам навстречу шли … ух, чертов мексиканский табак…нам навстречу шли Тимур и Женя. Это было подарком!!! Я смог лишь топтать одной ногой асфальт и мычать!
-Сталыч!!! — заорал он.
-Тима!!! — заорал я.
-ААААААААААА!!! — заорали мы и обнялись, будто не виделись сотню лет.
В этот момент, мне показалось, что день удался на сто процентов, на сто десять, на 200 — черт с ним. Но я ошибался, приключения только начинались.

Тимур выглядел, как сумасшедший, у него был бешеный взор и, кажется, такой же был и у меня, когда я выбрался с Габи на волю.
Мы поорали, тут же выпили пива, и потом поорали еще. * -Мне срочно нужен байк… — повторял Тимур, как заведенный. — Срочно! Мы принялись ходить и искать байк в аренду. Там, на углу, возле отеля был удивительный гроб, мотоцикл, созданный в эпоху паровых, наверное, машин. Без аккумулятора. Без габаритов. Пыльный настолько, что кое — где казалось, есть только пыль и нет под ней ничего. -Спроси его, что он хочет за байк!!!- сказал мне Тимур.
Я спросил. Владелец хотел за него 350 песо. Это показалось нам дорого, да и, конечно, это было дорого. Колымага могла унести жизни двух молодых парней в ад! Платить за это 350 — было нелепицей.
Мы поразглядывали еще эту чудо колымагу и пошли дальше. Время тикало, Тимур признался, что хочет спать, но держался молодцом. Мы продолжали пить и разглядывать мексиканских женщин и вообще, разглядывали д р у г и х женщин, потому, что за то время, которое было проведено на вилле, наш выбор был невелик. Мексиканские женщины могут быть смертельно красивыми, у них хорошо развиты брови и эти черные лезвия над черными глазами, вкупе с пронзительным взором могли прострелить сердце мужика навылет. Нам постоянно предлагали купить кокос или мариванну. Мы семенили кругами вокруг отеля и домиков этого небольшого посёлка. Иногда, некоторые участники попадались нам на глаза и мы останавливались, чтобы обменяться рядом русских звуков, но в такие моменты я чувствовал, что теряю время. Все, что я хотел узнать о людях окружавших меня, я уже узнал. Я был готов помочь им, если надо, но в тот момент мне хотелось отрыва, насколько это было возможно. Тем временем началась какая-то легкая попойка на балконе возле нашего этажа.
Тима включился в покупку ящиками пива, и расставлял бутылки, и давал всем, кто просто протягивал руку. Я на тот момент был просто коровой, которая открывала рот — выливала туда полбутылки и музыкально рыгала. Некрасиво? В Японии, например, так принято в некоторых провинциях. В какой-то момент туса переместилась ко мне в комнату, наверное, потому что там был телек с плеером, и можно было бухать, и слушать музло.
Но перед тем как все туда переместились — судьба подарила мне чудесную картину. Мы с Тимуром лежали на кровати, пьяные и счастливые, а Женя стояла перед нами, и Тима попросил её:
- Женя, пожалуйста… Для нас…
- Ребят, ну вы так устроились хорошо конечно… — с фирменной улыбкой сказала Женя.
-Ну, пожалуйста…!! Для нас разок!
- Ну, хорошо, тогда поставьте что-нибудь танцевальное…
Я метнулся и поставил какой-то драмнбасс. И, началось… Женя двигалась мега точно, выверено. Это был не гоу — гоу, как мне показалось, а скорее некая компиляция из приемов. Возможно, потому что у меня в номере было мало места. Мне казалось, что передо мной не Женя, а какая-то совсем другая девушка, более взрослая, более высокая. Профессионал, владеющий телом, профессионал, который владеет и вашими чувствами тоже. Это было очень красиво.
Но через какое-то время она перестала танцевать и мы поблагодарили ее. Туса продолжалась, к нам завалили еще ребята. Это были и Настя, кажется, и Снежанна, и Демид, и Дина, и Габи, и Тимур (хотя он, возможно, свалился спать) … А может быть я кого-то вспомнил зря или наоборот не вспомнил — я был уже хорошенько убит пивом. Я ставил ту музыку, которую любил сам. Но все наперебой галдели и требовали, что-то свое.
Я так понял, что ликвид сэты от 1xtra им не нравились, а также свежайший дабстеп, реально трехнедельной давности не производит на них никакого впечатления, не говоря уже о моем любимом Макото с мс Deeizm!
-Хаус есть? Прогрессив,бля!
-Эээ, сказал я. — Нуу…. Вряд ли.
-Тогда мой плеер. — сказала Габи и принесла свой плеер. Я понял, что попал в ситуацию «эй ди-джей поставь мой диск». Заиграла хаусятина. Я выпил пива и спустился, чтобы купить еще. Принес бутылок 6 или 7, поставил их на столик.
Как только я сел на своей кровати, как вдруг услышал не очень трезвое и недоброе: -
-Стал! А на Габи ты чего венок одел? Ты же знал, что …
Я сразу понял, что сейчас начнется.
- Извините, мне нужно выйти, — сказал я. — Кажется, я вам неприятен …
И вышел. Уже было темно. Океан, как легкие великана, то вздымался с храпом, то бился о землю и стоял гул… Возле уже знакомой мне бетонной лесенки, стоял какой-то молодой чувак и смотрел в темноту океана. За моей спиной был отель и я, повернув голову назад, увидел, что окно в моем номере открыто и оттуда доносится музыка и какие-то громкие разговоры на напряженных тонах. Я улыбнулся внутри себя и улыбнулся снаружи. У меня был полный карман мексиканского сортового «пипеточного» табака, а ночь была просто загляденье. Я подошел к молодому мексиканцу и поздоровался с ним. Он вежливо ответил, но посмотрел на меня, с каким-то как мне показалось, подозрением.
- Я не коп, я из России, я русский… раша.- сказал я.
- Я не знаю, где это… — сказал он.
- Отлично, может, покуришь со мной? Я могу купить пива? (пиво, оказалось, круглосуточно можно купить прямо в отеле).
- Нет, но можно и покурить…- ответил он, глядя на меня. Это был типичный мексиканец, лет 17, с черными волосами, на которые была напялена кепка. Он стоял, закинув одну ногу на педаль велосипеда, и как будто ждал кого-то.
- Может, у него свиданка тут? — задумался я, но пальцы быстро крутили папироску, а тем временем он разглядывал молча меня. Велосипед у него был бмикс, причем с грипсами под цвет шотландской юбки — я таких — никогда не видел.
Мы стали курить. Шум океана усилился, ветра почти не было, иногда очень приятно долетала океанская роса, прямо в лицо и от этого замирал дух. Но как только я чуть отворачивался, я слышал, как в 10 или 15 метрах позади меня, на темной улице, из моего отеля, из окна моей комнаты — неслись какие-то бла-бла- бла на обвинительных акцентах.
- Рашнз!- сказал я и махнул рукой на шум. Парнишка кивнул. Больше половины он курить не стал, и мне пришлось докуривать все одному. Вдруг, я услышал шаги. К нам, как — то странно глядя на меня, приближался мексиканец повзрослее. Но тоже едва ли старше меня. Он подошел и, не доходя метров 5, замер.
- Это твой друг? — спросил я.
-Нет, — ответил мой ночной приятель. Хотя четко было ясно, этот новопришедший явился к нему. Я выжидал. Все молчали, и лишь доносилась русская речь и громко играющий хаус. Видимо терпение было на исходе, поэтому товарищ повзрослее стал приближаться, но как — то бочком. Потом он подошел поближе и спросил сигарету. Я угостил его тонким «вогом» и отошел на шагов 5-7 в сторону, чтобы не мешать им, хотя мне было чертовски любопытно. Я сделал вид, что смотрю в океан, но косил глазом в их сторону, да так, что глаза заболели через пару секунд. Парнишка снял кепку и … тут случился какой-то косяк, то ли он отпустил руль, то ли педаль провернулась в другую сторону и он схватил велик … На землю упала куча крохотных пакетиков, замотанных ниткой. Их было штук..30-40. Я рос в Москве, не нужно было быть «лицом со шрамом», чтобы понять, что это было.
Воцарилось молчание. Парнишка не сразу бросился их подбирать, а клиент замер…
- Its legal, its legal,- быстро — быстро заговорил парень, с которым я курил. А его клиент стряхнул оторопь и тоже начал повторять «its legal», собирая пакетики. Я засмеялся, а ребята, очень быстро собрав пакетики,выпрямились и окаменели, глядя на меня.
- Okay,okay… sorry guys, I better go for saying some last “good buy” to the ocean …- сказал я и прошел мимо них, спускаясь на пляж. Я сделал 10 шагов и повернулся. В тех же позах эти хорьки смотрели на меня. — Вот уж они сейчас думают, что я брошусь их сдавать в полицию… — подумал я. — Так, они ж меня щас утопят! — пришла в голову другая шальная мысль, но я представил, как это будет выглядеть, и засмеялся. — Топить в океане!! Это же не ванна и не тазик. Тут тебя самого утопит…
Я засмеялся видимо слишком громко и сам понял это. Поднял голову — хорьки стояли столбиками, не меняя поз.
- Твою мать, — сказал я громко и по-русски. — Парни, вот вы парите! Жаль вы не из Люберец… я бы рассказал вам, как пакетики прятать… ну, что смотрите? Кыш! — но ребята не шевелились.
- Оооо! — вздохнул я и пошел по ночному пляжу прочь. Через метров 50 я оглянулся и понял, что они теперь даже не видны, а я могу искупаться. Я закопал шорты с паспортом и деньгами в песок, поставил вокруг три лже метки — камни, воткнул веточку, и положил банку из-под пива, а свои вещи закопал на метра два правее всей композиции. И, сняв трусы, в чем я себе никогда не отказывал, рванул в ночной океан. Солёный, как брусок каспийской соли, он встретил меня как всегда безразлично. Океану вообще все равно кто ты. Это такой огромный, колышущийся объем информации, вода ведь реально носитель и отпечаток всего, что происходит и о чем думается на планете Земля. Он выше амбиций. Он выше времени и желаний.
Лежать на спине было нереально, и я плавал, как умел, и бодался с волнами, и от того, что снизу может подплыть акула и откусить тебе писун — становилось и страшно и обреченно весело!
Я не знаю, сколько времени я пробыл в океане -то ли 15 минут, то ли полчаса. Уставал — переставал сопротивляться, и волны носили мое тело, как хотели. Набирал сил и играл в любимую многими мальчикам игру «Спарта, стоим». Уходишь подальше от берега, упираешься ногами в песок и наклоняешь корпус. Мощные волны, конечно тут же начинают пытаться сбить тебя с ног, но главное стоять. И даже, когда волна особенно мощная, и тебя зарывает по щиколотки в песок, главное устоять и выдержать. Потом я вышел на брег и выкопал свои вещи. Оделся. Выкурил сигаретку, глядя на океан. Когда-то мы с Олей, поехали в Индию и оказались в Пури, рыбацкой деревушке, с огроменными пляжами и сотней пестрых рыбацких лодок. Там был другой океан — Индийский. У Индийского волны похожи на медуз, по крайне мере в том месте, где мы отдыхали, а Тихий океан, похож на столб огня, который вырывается, чтобы сжечь небо, но, передумав, падает. Мы с Олей тогда как- будто замерли в воде, в отражении звезд и тоже курили одну за другой. Только мы курили биди, а сейчас я курил «вог», потому что курить мексиканский табак, реально нужно было пипетками. От него можно было потерять сознание на второй затяжке. Что, кстати, и происходило со многими моими русскими друзьями здесь, когда они решали покурить со мной. Мысли об океане, как о ярчайшем проявлении кармы и бога — слоями носились в голове, поэтому отругав себя за то, что не помедитирую, и вряд ли погоняю четки, я пошел к отелю.
Я поднялся по лестнице и первое, что увидал, было окно в моем номере. Оно было освещенным, оттуда неслась музыка и какие-то факты на русском, перебивая друг друга и с интонациями Жириновского (или мне показалось?). Я вытащил еще одну сигаретку, пожевал ее, и снова прикурил. Так много я не курил никогда, но это был мой день на воле — я вернулся на пляж.
Кажется, вечеринка в моем номере продолжалась. Вдруг, раздался рев мотора и подъехал квадроцикл, на котором сидела куча чуваков, в основном все младше меня. Он подъехал без фар и я подумал — вот это экстрим! Парни остановились метрах в 10 от меня, но я решил познакомиться с ними и подсел поближе. Они включили одну фару, (видимо, вторая не работала) и та уткнула луч в океан, как маленький маяк. Их было 7 ро или 6 ро… и я предложил им пива или покурить, но они только засмеялись. С ними было две девушки и одна из них очень смешливая, с веснушками, чего я не замечал в Мексике. Парни жали мне руку и фоткались, я рассказывал им о себе, а они о себе. Видимо, алкоголя во мне было немало, потому что некоторые истории спутались в моей башке, а некоторые — наоборот, ярко выступили. Один из парней жил с мамой, и катался на сёрфе, другой был его другом и мог стоять на руках. Веснушчатая девчонка так хорошо смеялась, что мне казалось будто она дочь океана, так это было искренне и легко. Они все время отказывались от моего предложения пойти что-нибудь купить, а потом откуда — то появилась бутылка рома и мы пустили её по кругу. Пили не закусывая, а когда я начал читать рэпчину на русском и пытаться делать битбокс пьяным ртом, меня повалили на песок и я от смеха не мог научиться дышать заново. Мы протусили где — то полчаса — 40 минут, после чего я решил проверить как там моя комната. Но ситуация не сильно изменилась. Окно по — прежнему горело и там кто-то с кем-то говорил, очень эмоционально.
Я подумал, что заснуть на пляже это отличная идея, я несколько раз спал на пляже, и знал, что можно проснуться от солнца и увидеть как океан начнет светиться на рассвете. Но мои новые друзья на квадроцикле не особо давали мне расслабиться и подремать, поэтому мы принялись допивать ром, после чего стали изображать пение птиц. Я русских, а они мексиканских и в итоге, я упал в океан от смеха, а «веснушка» швырнула в меня пробкой. Ребята рассказали, что в «несезон» здесь можно только барыжить наркотиками, или быть гидом для редких приезжих, или рыбачить, или… и назвали еще пунктов 20.
Пьяная башка моя сообщила мне, что я мог бы побомжевать здесь и жениться на «веснушке». На тот момент в наших отношениях с Олей была «пауза», но я все равно любил её. Однако, грезы от алкоголя делались все слаще и размытей…
Через минут 30 ребята очень организованно укатили, оставив свои адреса. Я вновь ощутил, что хочу спать и пошел проверить, ситуацию. Окно было открыто, но шума не было… Ни музыки, ни криков. Это насторожило меня. Времени было около 4 утра, и я, привыкший к другому графику на вилле, конечно, хотел спать… Поднявшись на свой этаж и открыв дверь я замер. Комната освещалась «войной микробов» от экрана телевизора, было тихо и в углу стояла уставшая Женя. На кровати лежал в отрубе Тимур. Наверное, Тимур…
Было видно, что она тоже очень хочет спать, немало выпила, и она вдруг хриплым и немного не своим, а осипшим голосом спросила меня : — Стал…Ты спать пришел?
Я ответил ей утвердительно. — Тогда, наверное, и я пойду… Прости, что выгнали тебя из твоей комнаты… -сказала она.
- Да, ладно Жень, — сказал я. — Зато я так много узнал …
- Тогда спокойной ночи, — сказала она и вышла.
-Спокойной ночи. — сказал я и упал на кровать рядом сТимуром. Сил раздеться не было, и я чувствовал, как из моего рукава, по коже, струится песок, бесшумно падая на пол. Я дернул ногой и скейтерский кед слетел в нужном направлении, а за ним последовали второй. Я потянулся за сигаретой и сжал её губами. Больше в тот день я ничего не помню.
***
Я проснулся в номере рядом с Тимуром. Мы лежали на кровати и светило солнышко в окно. Шумел, как обычно океан, и в тоже время я знал, что это наш последний день здесь.
Моя рука пошарила у кровати, и нашарила сигареты, стакан, бутылку, разбитую вчера об пол и теперь, стоявшую зазубрено рядом с кроватью, я нашарил также носок, и мысленно сказал богу спасибо, что проснулся
и посмотрел на потолок. На потолке вентилятор гнал прочь перегар и прошлое.
Тимур, кажется, тоже проснулся. Он смотрел на меня, а я на него — и потом кто-то из нас начал подъем с кровати. Подобно старым забулдыгам, которые тянутся во двор или в гараж к чекушке — все мысли были только о пиве.
- Ну, как ты?
- Как будто мне нужны мексиканки горстями и ледяного пива.- сказал я с хрипотцой.
- А мне мотоцикл! Сталыч, давай намутим мотоцикл!
Все возвращалось на круги своя и мы быстро, по-солдатски, собравшись, закинув все вещи в
рюкзаки и сумки, торжественно отправились просаживать Тимуров нал.
Мотоцикл упорно не находился. Их как будто было очень много вокруг, но у нас было слишком мало времени, а мексиканцы позакатывали свои моцики по гаражам в этот августовский не сезон. А мы походили взад — вперед и
выпили еще пива, оно постоянно продолжало поступать в наши животы. Сигареты, которые я привез из Москвы — мама мия — накануне один только я выкурил 3 пачки, а у меня осталось всего еще пара пачек! Такого не было никогда — если бы я был лошадью, я был бы мертв и стал пеплом — три пачки!!!

- Стал, а как насчет, экзотики?- спросил меня Тимур.
Я был не против. Мы сидели у бассейна (без камер!) и болтали ногами. Мимо проходил паренек с какими-то шаржами и открытками в духе : Jesus Is Lord, который не поленился войти во внутренний двор отеля и на вопрос о чем-то эдаком — сказал лишь:
- Соли!
Тогда бум солей в Москве только наступал, а в Мексике под солью подразумевалась какая-то смесь, но то, что нам продали — явно не было кокаином и уж точно не было амфетамином. Это была странная штука, рублей на 600 в русских деньгах.
Мы замутили этих нюхательных солей и нюхали их дорожками, как заправские мексиканские бандиты.
Правда результатом было то, что мы хотели чихать и сморкаться и забыли о пиве, но зато мы чувствовали себя злодеями или звездами, навроде U2 — прекрасное ощущение. Я пожалел, что не отрастил усы, хотя всю
жизнь выпадал в осадок при их виде.
Время летело — как упасть в шахту лифта — аж страшно было видеть стрелку часов — так она неслась. А уже в 10 утра нас должны были забрать и по слухам увезти на родину…
Мы покурили мексиканского табака, потом кучу сигарет, выпили опять пива, упали в океан, насмешили стаю бакланов и чаек и, вдруг, наступило почти 11. К отелю подъехал продюсер в ковбойской шляпе, на джипе, который сказал:
- Мальчики, далеко не отходите… и рюкзаки тащите.
У меня внутри все сжалось. Это было похоже на страх. Но карма дисциплинирует, ты принимаешь вызовы
жизни по мере их поступления, а дальше … мы все всего лишь щепки в океане, а ему безразлично, куда зашвырнуть тебя.
Именно так и проверяется твоя степень готовности. Если ты сопротивляешься океану, то можешь выплыть или нет. Если не сопротивляешься, то он может выкинуть тебя на берег, а может унести прочь и утопить. Чтобы ты не делал в океане, вариантов очень немного.
Я поднялся в свой номер и оглядел его. На полу кое-где валялись осколки стекла, стаканы на столе, стояла гитара Тима в чехле, мой рюкзак, его сумка, валялся диск, стояла бутылка с водой, в которой плавали крошки, крутился вентилятор, лежал пакет … все или лежало или стояло, или упало, как, например, моя черная кепка, с засоленным от океанской воды козырьком.
Я прыгнул в кровать прямо в кедах, лег звездой и закурил, глядя в вентилятор, гонявший запахи по номеру. За три минуты, я прогнал последние часы перед глазами. Я много чего не успел, много чего не смог, но что-то всеж таки сделал и, черт побери, намеревался еще вернуться Мексику. В другом году, или даже в другой жизни, но
остались дела, которые мы должны были сделать. Мы — это я и те люди, которые были готовы разделить со мной мой путь…
На этой героической ноте пепел от сигареты шлепнулся мне на нос, и я втянул его вдыхая. Очевидно, это был
знак. Я встал и схватил рюкзак.

***
Мы ехали с прекрасным, уравновешенным человеком, одним из главных исполнителей разных бытовых нужд «Мастиффа» — компании, занимающейся съемками Каникул. Его звали Герман.
Он прекрасно знал испанский, ходил уверенной походкой с айфоном, покрашенным в британский флаг и не
раз спасал меня то, сигаретой, то от зубной боли. Он слушал правильную музыку, и в его телефоне
были все нужные песни жадным до хитов. Ко всему прочему, на моем профайле это именно его ноги, обутые в мексиканские сапоги ступают из дверей «жука» на землю. Моего 49 ого размера они конечно не нашли, поэтому Герман сыграл роль моих ног. Однажды, он спас меня от ужасов зубной боли. После того, как я приехал, вскоре у меня сильно разболелась десна. Я мучался 6 дней, гуляя по вилле и жутко улыбаясь пытался договориться с застуженной челюстью. Я ел и пил левой частью рта, потому что правая болела ужасно. Мне навыдавали таблеток, но все они были слабыми. Каждое утро, я , подобно доктору Хаусу, подкидывал пилюли вверх и ловил их ртом. Первые три дня боли у меня в номере была заныкана 0,5 водки и я запивал таблы именно водкой. Я не самый торчок, но когда у тебя болят кости головы — это сводит с ума и ты все время хочешь курить, а курить то нельзя, и ты начинаешь мусолить бычки, которые и так скурены в ноль, натираешь десну парацетомолом и делаешь все, чтобы унять эту дрель в зубах. К тому моменту Демид уже сломал руку и ему выписали трамалосодержащий препарат в таблетках, но я не сразу узнал об этом. Но когда он сообщил мне за завтраком, что съел 1,5 таблетки и боль от динамического и компрессионного перелома ушла вообще я сразу же попросил его показать мне то, что он пьет. Это был местный мексиканский лютый трамал, с содержанием 0.250 мкг или даже 0,5!!! Этот запрещенный к продаже без рецепта препарат в России, в лояльной Мексике продавался везде. И уж конечно, это был шанс к освобождению от боли. Я не буду сдавать парней, которые под моим влиянием также провели несколько незабываемых дней и ночей под трамом, но, поверьте, болело что-то не только у меня одного. Сильный ветер — иногда очень влажный, плюс климат, в котором не все заживает мгновенно — а зачастую наоборот, все это приводило именно к осложнениям в плане здоровья. И трамал, который является опиатом — чтож, это было превесело! Я не рекомендую и, более того, я врдял ли бы стал есть трамал в России, и никому бы не посоветовал делать это — но на скучной вилле, под непрерывную зубную боль, оооо — это было просто то что нужно и многие парни оценили этот кайф вместе со мной. Само собой, что и съемочный процесс немного изменился — на оракуле, когда нужно с серьезным лицом переживать за своих товарищей по несчастью, мы — под трамом, сидели со смешными лицами и абсолютной гармонией внутри. Нам было все равно, что нас спросят, и то будет дальше — нам было так тепло и хорошо, что вопросы про импотенцию, геев и остальные вопросы, целью которых было заставить нас волноваться — ни волоска не шевелили в наших обдолбаных головах. Зато, нам не было больно. И это была свобода — несоизмеримо большая, чем все победы мира. Я отвлекся, но именно благодаря Герману, который взял и отвез меня к врачу, который в свою очередь выдал мне нужное обезболивающее и антибиотики — у меня перестали болеть зубы. Герману я готов поставить памятник и сказать спасибо, за проведенные в теплом кайфе вечера. Но вернемся в машину, которая неслась по шоссе в сторону Пуэрто — Валларта.

Мы с Тимуром ехали и слушали Queen и Green Day, и я, обнюханный и обалдевший, орал вместе то, с Билли Джо Армстронгом, то с Фредди Меркьюри. А Тимур, со счастливой улыбкой лежал на заднем сиденье громадной, 8 местной тачки и, глядя сквозь окошко в облака, которые бежали вместе с машиной — иногда говорил мне:
* -Сталыч, Сталыч… как будто земля закругляется за нами…. Это нереально прекрасно.

Тимур всю дорогу требовал ставить ему отличную песню Black Seeds “Cool Me Down”,
которую я притащил в Мексику, в качестве успокоительного. Она ему тоже очень понравилась и в тот день он послушал ее раз сто. С нами в машину попала Габи и Настя (или я могу путать). Всю дорогу мы слушали музыку и, вставив свой плеер, гоняли все забытое, что поднимало настроение.
Пока не зазвонил телефон у Германа, который поговорив по нему, вдруг сказал: — А не
хотите товарищей повидать?
Я хотел сказать было, что «нет, дескать, не хочу..», но вдруг узнал пейзаж за окном. Ни в какой аэропорт
нас не везли. Это было сказано для отвода глаз. Нас возвращали на чертову виллу. И я узнал, знакомый поворот к ней. Тимур улыбнулся мне, когда я посмотрел на него. У меня были сигареты, мексиканский табак, кулек «соли» и, кажется, трип продолжался. Вилла вынырнула из-за поворота, крутым подъемом к ней вилась дорожка. Машина
остановилась у центрального входа, пахло горячим воздухом, пахло мотором, пахло местной землей и над стеной виллы, клубился горячий воздух. Тут же стояла еще одна машина — микроавтобус, кажется с остальными ребятами. Мы выгрузили рюкзаки, и в руках приближающейся милой Тани я увидел, злосчастные, чертовы, ошейники
- микрофоны. Женя, Демид, Снежанна, Габи, Настя и я — мы смотрели на виллу и на Таню.
- Ребята, — сейчас тихонько заходим — молчим…- произнесла Таня, знакомую мне фразу. Она улыбнулась
глазами, что прибавило уверенности и вновь напомнило, что все мы вновь не имеем права расслабиться. В конце концов, «каникулы» кончались через 40 часов, и дольше они нас тут не задержат — понимал я умом. Наверное, я еще раз должен все объяснить. Моя цель на проекте была следующей — я прихожу, меня выгоняют, и я колешу по Мексике. Так вышло, что я кому-то понадобился, и этот кто-то решил поиграть со мной дальше. Поэтому
я вышел в финал. Именно поэтому я стал одним из финалистов — я был им нужен.
Так в конце 90ых, я помню, меня пытались оставить в политическом мобе, который насчитывал около 1000 человек. Беспорядки у ММВБ, помидоры и бутылки, а также поджоги машин. Мы были чем-то вроде группки людей, которым
просто нужно было как-то заявить о себе, повлиять как — то на мир, в котором живем, набраться опыта, научиться стрелять, но зачем мы это делаем и до конца ли отдаем себе отчет в этом — я не был уверен. И решил уйти. Но меня не пускали. Меня просили остаться, писать какие-то листовки,
следить за машинами с политиками, учить митинговать, или приковываться друг к другу. А я хотел вырваться и уехать, я уже переболел этим и мне стало скучно. А меня все не пускали и не пускали, пока я не
пригрозил тем, что пойду в прессу. И пошел. Работать!
Но вернемся на виллу. Мы стояли возле неё. С рюкзаками и сумками, в ошейниках с микрофонами и я курил, глядя, как жук тащит сухую ветку, а два других смотрят на него восторженно. Мы вернулись сюда вновь, и я слышал, как за фанерной стеной разговаривают Кирилл и Даша. Слышал смех Романа. Дверь открылась и мы стали входить. Ромка громко и с улыбкой заорал и мы все радостно выдохнули. Началась церемония обниманий, рукопожатий и смеха. Но длилась она недолго. Спустя минут буквально 5, мы с Тимуром, все еще стоящие в «лаундже», услышали начало серьезного разговора. Он начинался, как далекие, но приближающиеся
раскаты грозы. -А какого хуя ты меня выгнал… нет, я не поняла… — послышался голос.
Мы с Тимуром посмотрели друг другу в глаза и улыбнулись. -Может, в басик? — произнес кто-то из нас двоих, и мы, сорвавшись с места, рванули в бассейн, подальше от склок и выяснения отношений, долбанного миллиона рублей, амбиций и зашкаливающей херни.
Пошли вы на хуй, со своим шоу и пошли вы на хуй трижды со своими обидами, на хуй вас и ваши мерзкие марионеточные нитки, а также желание выглядеть в кадре заебись — мы упали камнем в бассейн и не вылезали из него вплоть до вечера, пока уже нежный голос с заметным раздражением не сказал нам по громкой связи, что «оракул через 5 минут». Мы купались, и делали перерыв только, чтобы дунуть и накуриться всласть сигаретами, изредка подбухивая приныканый алкоголь. Все это чертовски напоминало сорвавшийся дембель в шикарных казармах. Мы брали от воды все , что можно, а от шоу все то, что было нельзя.
Оракул я не помню. Я помню, что после него мы позволили себе то, о чем мечтали всегда. Мы курили в номерах, мы долбили под кучей камер, мы выпускали дым в оптику, мы учились пускать колечки, мы читали фристайл и падали от смеха, нас поселили в те же комнаты, но при этом было ясно, что сегодняшняя цель всех камер на вилле две пары — Кирилл, Диана, Даша и Рома. А до кучи торчков им нет никакого дела, и мы курили, курили, курили, курили, курили — пока в ночное мексиканское небо не явились звезды, которые подмигивали нам в последний раз и океан, раз за разом давал игривую пощечину песчаному и пустынному пляжу. Это была наша последняя ночь, и мы уснули, слушая целый мир. 

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ В МОЕЙ ЖИЗНИ ПОСЛЕ КАНИКУЛ?
Этот вопрос очень часто фигурирует в моих переписках с новыми интернет знакомыми. Мне нравится то, что всем интересно КАК МЕНЯЕТСЯ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ПРОЕКТА.

Итак, я все еще ем рис с яичницей на завтрак, я все еще езжу в метро, я все еще редко могу вырваться куда-то. Работа — работа-работа.

После проекта я много переписываюсь онлайн. Я потолстел на 10 килограмм и вешу 84 сейчас — о чем мечтал довольно давно. Вот, что изменилось.

Поменялось ли что — нибудь КАРДИНАЛЬНО?
Перемены это качество жизни. Жизнь состоит из перемен и все течет и все меняется. Неизменны лишь перемены. Поэтому, с каникулами или без — моя жизнь меняется все время.

Получаю ли я мега выручку и невероятные проценты? Нет этого нет. Еще один важный аргумент, что меня не зовут на фуршеты в Кремль и нет (увы, блин) лимузина, который возил бы меня по делам.

Я все еще с плеером в ушах, я все еще в кедах. И я все еще бегу дальше…

Теперь то, что написал Филипп:

Всем прекрасного времени суток! И так хотел бы для тех, кому возможно это будет интересно немного приоткрыть завесу «мирка» реалити шоу, на примере «Каникулы в Мексике». Сразу хочу ответить на вопросы по поводу моей мотивации (Почему я там оказался). С определенного момента я начал интересоваться продакшеном, не понимая почему снимают такое говно, почему нельзя сделать лучше, интереснее и чтобы влияние это оказывало на социум в целом правильное, а не деструктивное. В общем попасть в сам процесс — лучший способ узнать все изнутри. Конечно попав на кастинг, сразу захотелось «забыть и убежать»(Такое сосредоточение дебилов в одном месте я клянусь нигде никогда не встречал ), и в определенный момент даже пришлось переступить через себя, поехать в офис MTV и доказывать, что мне необходимо туда попасть. В общем никах глупых мечт, и погони за славой, отчаянной любви и тд , в причинах моего там присутствия не было. Поехали:

1 — Все далеко не до конца РЕАЛИТИ!
Естественно попав на «периметр», мне сразу сказали кого убрать, что делать и тд и понятное дело другие участники были убеждены мною, что выбор полностью самостоятельный. Как такового сценария у участников там нет (в Д2 учат текста) , но сценарий есть у редакторов и других «продюсеров», которые занимаются проектом. Все происходит благодаря аккуратным диалогам с участниками, и внедрения им в масенький мозг четкой установки» как и что делать», чтобы тебя не выперли. Много читаешь книги на хер!, много спишь и плаваешь на хер!, постоянно со своей девушкой без ссор на хер!, воспитанный опять же на хер!, если ты адекватный человек — ТО ХЕР С ПРОЕКТА!!!. Просто никому не нужны здравые мысли, или человек, который будет не создавать конфликты, а наоборот сводить их на нет.

2 Больше половины того, что вы видете лишь хорошо сделанная картинка.
Там, где я был ощущение было, как буд-то ты попал в домик к барби, все искусственное, бутафорное. Ребятки плавали в убогом бассейне, который периодически был наполнен «под горлышко» всевозможными клопами, жуками, сверчками и всякой кусающийся и орущий херней, или в котором можно было увидеть проплывающие семя одного из участников например! Ночью легко можно проснутся от ублюдков, падающих с потолка тебе на кровать. Особенно людям с инсектофобией там прекрасно. Кусается почти все.
Бедные мексиканцы как могут все чистят, но когда в доме 10 свиней, которым реально все равно на все — грязь становится полноправным участником проекта.
Так что цвето-коррекция и монтаж делают свое. Иллюзия — Музыка + картинка+монтаж = ВАУ!

3 «Сраненький лагерь Артек»
Отбой в 1 ночи (Вы уже взрослый мальчик,а вас хуяк и опять в детство!), музыка не больше 20 мин в день, в море я был ВНИМАНИЕ 3 раза, смотреть можно купаться нельзя х=й, сидеть на вилле никуда не выходить из под камер. Ну какой это на хер отдых? Да какие идиоты встают в 8 30 утра, когда ты пол года не высыпаешься последние??? С микрофоном есть, спать, жить, все ! Снял — сразу крики с динамиков. Алкоголь только дешевый — самый дешевый, под конец лимитированный, и пить можно только смешанное говно, 40 водки чистыми запрещено — думают быстро уйдешь в говницо, и тебя нельзя будет снимать))) продюсеры как-то не рассчитывают бюджет, поэтому хомяки (как называют участников работники канала и продакшена) пьют только дешевенькую сивуху из пластиковых маргаритОк. Курят почти все, просто не показывают — зашел в туалет вдвоем сразу сутки без сигарет . Блоки своих сигарет отнимают! В общем через какое — то время в кругу моих «интеллектуальных» и «развитых» личностей, которые на мате в любви друг к другу признавались, я начал «бистро» — как говорили в войну французы, приближаться к состоянию ебанько! Было мне 24 года, хотя все отпрыски были уверены, что мне под 30ник.

4 Откровенное На:балово — а как вы верели….
Когда ребятки уехали на какой-нибудь очередной «интересный» выезд в модный клуб, очень легко взять 2 людей засунуть под одеяло и снимать, как якобы те, кого нет в тот момент, трахаются как последний раз, темно, одеяло, кто там не понятно. А потом подставить смонтированные записи в серии проще простого. Вот сидит доча, «Папочка!!! я клянусь это не я ,да я бы никогда не…..»
«Пошла вон из дома, шалава»!!!!» — следует ответ нормального Отца, глядя на то, как его дочь «пылле-сосет» у какого-нибудь Орханчика (в качестве примера) на всю страну))
Так и было пару раз в КВМ)
Так же понятно, многое вырезается, фразы подставляются и тд! Очень легко из отснятого человека выставить святым, а потом конченным.

5 Ценизм

Как же все ждали драки, стычек, секса и тд. Продюсеры радовались простому траху, как буд-то они ИХТИОЛОГИ и разводят редких рыбок разводят, и тут те начали совокупляться и метать икру. Когда была драка, в которой вы понимаете даже случайность может привести как минимум к тяжелой травме, и оставить Кирилла например дурачком, никто даже не попытался дернуться в сторону, что разнять, а встали «ТИХО ТИХО КАМЕРА ОДНА, ВТОРАЯ СТОП, СНЯТО — ура))». Когда Тимур разбил голову в кров, прыгнув в бассейн, вышли минут через 15. Помню, как меня долго просили спровоцировать двух девушек устроить лесби шоу, я тогда спросил «А если бы это были ваши дочери?», ответ был понятен «Мы бы их сюда не отпустили, а ты знал куда шел».

6 Голубые не только ели……

Жанна — прекрасная женщина, единственная с кем можно было более менее нормально поговорить на периметре. И жилось ей там прекрасней всех, еще бы одни трахаются, дерутся унижают себя и тд, черт знает в каких условиях, ради 1000 000 млн , но с вычетом всего сломанного за этот период)
А Фриске уделяет ну час в день, ну когда 2 . Ок максимум 3 с учетом переснятых дублей и технических неполадок. И получает мне кажется вполне достойную сумму за это — больше 6 000 000 млн рублей. Потрясающе да?))) Ну не всю жизнь петь же…. Не понятно только одно, почему все кто приехал на шоу, не считая певичек, яркие представители сексуальных уже как мне кажется в наше время не меньшинств )))) Все как один — голубенькие котятки. Ничего против не имею, но почему все подряд , и в одном месте )))) Гетры шли в отказ ??))

Какого же было мое счастье, когда добрые люди с продакшена мастиFF спросили, хочу ли я продолжать????? Как вы думаете что я ответил???))))
В общем я для себя выводы сделал, и если теперь меня будет что-то связывать с этим жанром, так только работа)
Сплошное невежество и пустота, не оставляя ни следа в обществе, а лишь пятна на человеческих жизнях, мир реалити эволюционирует, и даже страшно представить до чего он доберется. У MTV ведь это была единственная надежда, хотя бы как-то повысить свои прискорбные рейтинги, ведь это уже далеко не тот, MTV который помнит мое поколение, но об этом позже….. Пока пока)

Теперь для всех параноиков, у которых кругом фейк!
Вот ссыль на оф. страничку вконтакте фила: http://vk.com/id231263
В котором мы наблюдаем ссылку на его блог http://pnesterov.blogspot.com/2012/03/blog-post_20.html , собственно говоря с которого и взято это «откровение».


загрузка...

   

Оставить комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

грузим...
Неофициальный сайт. Новости, Кастинг, участницы
Сайт посвящен Реалити-шоу \"Каникулы в Мексике 2 сезон\". На нём мы постараемся максимально раскрыть жизнь участников шоу на проекте, до и после него. У нас всегда только последний новости так сказать из первых рук. В разделе \"Смотреть онлайн\" новые серии шоу будут выкладываться с молниеносной оперативностью наших журналистов.

Рубрики

Поиск информации по категориям

Видео

Хит первого сезона